Главная | Мой профиль | Выход | Регистрация | Вход Приветствую Вас Ходок
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Градоведение » Москва » ВАО - район Измайлово
ВАО - район Измайлово
DominiCanesДата: Понедельник, 20.12.2010, 09:41 | Сообщение # 1
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
Район Измайлово входит в состав 16-и районов Восточного административного округа города Москвы.

Район занимает территорию в 2425 гектаров, в нём насчитывается 44 улицы и 3 станции метро: Измайловская, Партизанская и Первомайская. Численность проживающего здесь населения составляет порядка 108 тысяч человек.

Управление районом осуществляет Управа района Измайлово и прочие районные органы власти.

Граница района Измайлово проходит: по оси шоссе Энтузиастов, далее по южной границе спецлесхоза «Исторический», южной и западной границам территории Измайловского парка культуры и отдыха (до путепровода через Малое кольцо Московской железной дороги (МЖД) на 8-й улице Соколиной горы), далее по оси полосы отвода Малого кольца МЖД, осям Щёлковского шоссе, Сиреневого бульвара, 11-й Парковой улицы, Первомайской улицы, 9-й Парковой улицы, далее на юг по квартальным просекам между 9 и 10, 21 и 23, 33 и 34 кварталами спецлесхоза «Исторический» до шоссе Энтузиастов.

Районы Москвы имеющие общую границу с районом Измайлово: Гольяново, Ивановское, Измайлово Северное, Измайлово Восточное, Перово, Преображенское и Соколиная гора.

О старинном селе Измайлово в восточной части современной Москвы напоминает многое — целых три столичных района — Измайлово, Северное Измайлово, Восточное Измайлово, сохранившиеся храмы и усадебные постройки, названия двух улиц, площади, бульвара, проезда, проспекта. Существуют также две улицы Измайловского зверинца, пронесшие память о царских заповедных рощах.

Первые достоверные сведения о селе Измайлове относятся к XV в. О том, что село существовало в то далёкое время, говорят археологические открытия, сделанные при реставрации Покровского собора в 1980—1984 гг. Под полом сооружения было обнаружено сельское кладбище начала XVI в., несомненно, существовавшее и в предшествующее столетие.

Название Измайлова происходит от ранних владельцев. «Общий Гербовник дворянских родов» сообщает, что «к великому князю Олегу Ивановичу Рязанскому выехал от племени ханска муж честен и храбр, именем Шай… Внук сего Шая, Измаил Прокопьевнч, имел праправнука Артемья Ивановича Измайлова, который был у царя и великого князя Михаила Фёдоровича в окольничих». Таково, согласно преданию, известие о начале рода Измайловых. Однако эта фамилия была связана главным образом с Рязанью. Но наряду с ними были и другие Измайловы, выводившие себя от литовского выходца Марка Демидовича, выехавшего к князю Ивану Михайловичу Тверскому. С довольно раннего времени тверские бояре переходили на московскую службу. В середине XV в. известен воевода Лев Измайлов, в 1446 г. возглавивший тверскую рать, сражавшуюся в феодальной войне на стороне московского великого князя Василия Тёмного. Благодарностью московского правителя могли стать земельные пожалования. Возможно, подобным образом Лев Измайлов и стал владельцем земель к востоку от Москвы, где позднее появилось Измайлово. По крайней мере, планы XVII в. отмечают вблизи села пустошь Левонову, долгое время сохранявшую в своем названии имя воеводы.

Достоверная же история села начинается с середины XVI в., когда Измайловым с округой владел шурин царя Ивана IV Никита Романович Юрьев. В состав его вотчины кроме села входили три деревни — Софроново, Меленки и Брюхово.

Быстрое возвышение Никиты Романовича связано с женитьбой царя на Анастасии, сестре Никиты. Он сразу же вошёл в число «избранной тысячи», хотя носил весьма скромный чин сына боярского из Коломны, через несколько лет становится окольничим, а затем называется боярином. В 60-е годы XVI в. Н.Р Юрьев возглавил Приказ Большого Дворца. В то же время он остается в годы опричнины в Земской думе, а не в Опричной. Народные песни рисуют его «добрым» боярином и «дядюшкой», скрывавшим в своих имениях невинно осужденных. Современники же относились к нему по-разному. Князь Курбский причислял его к злым советникам царя, а голландский путешественник Исаак Масса не без уважения пишет, что Юрьевы «жили всегда очень скромно, но каждый из них держал себя как царь». Никита Романович стал родоначальником боярского, а затем царского рода Романовых.

Борис Годунов, недовольный влиянием Романовых при дворе, осенью 1600 г. подвергнул их опале, не тронув, однако, их обширных владений. Измайловская вотчина досталась Михаилу Никитичу Романову, а затем, не позднее 1623 г., перешла к его брату Ивану Никитичу Романову, дяде царя Михаила Федоровича. В 40-х — начале 50-х годов XVII в. Измайловом владел Никита Иванович Романов, известный увлечениями «западными» новшествами. После смерти последнего в 1652 г. Измайлово отошло в Приказ Большого Дворца.

Уже в XVI в. Измайлово было крепким хозяйством. Само село располагалось в излучине речки Робки, называвшейся также Измайловкой. Ближе к речке стояли крестьянские дворы. Невдалеке, севернее двух усадебных прудов, находилась боярская усадьба с церковью. План XVII в. изображает деревянные двухэтажные хоромы с повалушей, отгороженные забором с воротами. Напротив ворот отмечена деревянная трехшатровая Покровская церковь с приделами Макария Калязинского, Михаила и Фёдора, сооруженная не позднее 1640 г. Западнее Измайлова лежали деревни Брюхово, Софроново и Меленки. Рядом с последней на чертеже обозначена водяная мельница. Близ села располагались рощи, пустоши и угодья.

В Смутное время Измайлово оказалось в зоне боевых действий. В 1609 г. «государев ближний приятель» воевода Михаил Шуйский поставил близ села, на Стромынской дороге, небольшую деревянную крепость и в бою разбил польский отряд, взяв в плен 300 «живых лучших панов».

Смута привела к запустению этих земель. Восстановление хозяйства шло медленно и уже в других условиях. В восточном Подмосковье стали образовываться крупные государевы имения. К 1623 г. в Измайлове находился двор боярский, охотный двор, 5 дворов нищих и 10 крестьянских и бобыльских дворов (29 человек). В 1646 г. в селе насчитывалось уже 32 крестьянских двора. С переходом Измайлова в ведение Тайного приказа в 1663 г. обустройство вотчины пошло быстрыми темпами.

В бумагах Тайного приказа сохранилась роспись по заселению царского хозяйства. Из неё узнаём, что в состав измайловской вотчины к середине 60-х годов XVII в. входили Ивановское, Меленки, Коломенки, Софроново, Николаевское, Новинское, Штанниково, Озерецкое, Петровское, Павловское, Архангельское, Ситково, Щитниково и Осеево. Таким образом, владения Измайлова тянулись от черкизовских владений Чудова монастыря на севере до частновладельческих сёл Гиреева и Кускова на юге, от Семёновского на западе до Пехра-Покровского на востоке. Эту территорию велено было заселить 548 дворами пашенных крестьян и 216 дворами «торговых и ремесленных людей». Были составлены чертежи расположения дворов по сторонам дорог. В архиве древних актов сохранилось 43 рукописных плана на Измайловские владения, составленные во второй половине XVII в.

В справке о селе Измайлове, написанной более трех веков назад, говорилось, что в Измайловские владения «крестьяне свезены изо многих дворцовых сел и волостей и из купленных вотчин, а иные браны у всяких чинов людей,… а иные призваны были литовские выходцы, а иные браны для того, что служили во дворах у всяких чинов людей посадские тяглые люди и дворцовых сёл крестьяне и крестьянские дети, а иные куплены». Память о переселенцах сохраняли названия Измайловских слобод. Так, слобода Колдомка хранила память о Колдомской волости Костромского уезда, а Аламовка, значившаяся еще на картах XIX в. западнее Измайлова, напоминала о деревне Аламове Переславль-Залесского уезда. По такому же принципу называлась и Калгановская слобода. Выходцами из Речи Посполитой были заселены Панская и Хохловская слободы. Название Звериной слободы говорило об обслуге Звериного двора, созданного для охотничьих забав.

Темпы обустройства Измайлова поражают своим размахом. В 1663 г. по указу царя начинается переселение крестьян из других волостей. С 1665 г. ведется возведение каменных риг, мельниц и плотин, причем в этих работах участвует известный зодчий того времени Иван Кузнечик. В том же году стрельцы срубили деревянную церковь Рождества Христова, «что в Новой слободе», населённой переселенцами из разных мест. В 1667 г. речка Робка была запружена вновь, и вместо двух прежних усадебных прудов создается Серебряно-Виноградный пруд, окруживший своими водами так называемый Измайловский остров, в центре которого расположилась царская усадьба. Крестьянские дворы были выведены за пределы острова. В 1671—1679 гг. костромскими мастерами строится каменный Покровский собор, в 1676—1679 гг. — просторные деревянные хоромы «из муромского красного брусья в ус», в 1671—1674 гг. — каменная Мостовая башня, служившая одновременно колокольней собора, в 1679—1682 гг. — Передние и Задние ворота Государева двора. В 1676 г. освящается приходская каменная церковь Рождества Христова, пышная и нарядная, в стиле позднего узорочья (колокольня построена позднее, в 1761 г.). В 1687—1688 гг. получает окончательный вид церковь Иоасафа «индейского царевича», которая, как и ворота Государева двора, строится в новом вычурном стиле «нарышкинского барокко».

Нет надобности подробно останавливаться на каждом сооружении — им посвящены отдельные научные работы. Важно то, что Измайлово стало местом сосредоточения первоклассных памятников искусства, многие из которых, увы, не дожили до наших дней. Такова судьба церкви Иоасафа, воспетой писателем И. Буниным и безжалостно снесенной в 1936—1937 гг. Также не сохранился великолепный иконостас Покровского собора, созданный лучшими мастерами XVII в. Известно, что в его оформлении принимали участие знаменитые художники Оружейной палаты — Фёдор Зубов, Семён Рожков и Карп Золотарев. Но и то, что сохранилось, даёт представление о великолепии старого Измайлова, которое иностранные путешественники считали одной из лучших загородных царских резиденций.

Когда в 1687 г. решили составить опись Измайловского хозяйства, то получилась целая книга в 273 листа. Среди подробного перечисления каменных риг и деревянного хоромного строения бросаются в глаза настоящие диковинки — «часового строения станок» и др. Известно, что в Измайлове мастер Андрей Крик изобрёл машину «как хлеб водою молотить», а часовник Моисей Терентьев делал её молотильные образцы. В Измайловском хозяйстве существовали зверинец, стекольный (с 1669 г.), винокуренный и кирпичные заводы, причём местное стекло, выдувавшееся по венецианской и богемской технологии, было высокого качества. В 1701 г. в Измайлове числилось 27 прудов, 10 мельниц, 3 сада, 5 заповедных рощ, 385 крестьянских и 11 бобыльских дворов.

Местное население занималось обслуживанием огромного хозяйства — среди них были льняники, виноградари, садовники, огородники, пасечники, скотоводы. Работников нередко приходилось нанимать за большую плату, так как, по отзыву управляющих, «крестьяне огурством своим и дуростью… на работе чинятся непослушны». Среди специалистов было немало иностранцев — главный механик Густав ван Кампен, мельничный мастер Яков Янов, садовник Валентин Давид, художник Петер Энглис.

Особого внимания заслуживает садовое и огородное хозяйство Измайлова, значение которого до сих пор по-настоящему не оценено.

По подсчётам исследователей, в здешнем хозяйстве было не менее 7 садов, среди них — тутовый и Аптекарский. Идея царя Алексея Михайловича о разведении шёлкопряда в России и получении шёлка оказалась неперспективной. Зато, как показывают приходорасходные книги, здесь с успехом выращивали дыни и виноград, из которого на месте готовили вино. Имелся в Измайлове и увеселительный сад «Вавилон» со множеством путаных дорожек, приведший в восторг курляндского посланника Якова Рейтенфельса. Живописными декорациями — «перспективными росписями» были украшены Просянский и Виноградный сады.

Измайловская усадьба стала отражением своего времени — эпохи увлечения западными новшествами и придворной утонченности. Здесь перед царём читал свои вирши знаменитый поэт Симеон Полоцкий. На стенах царских хором красовались картины «живописного письма», изображавшие притчи из жизни царей Артаксеркса и Константина. Уже в 70-е годы XVII в. в Измайлове существовал театр. Известно имя одного Измайловского актёра — Василия Репского, певчего и живописца. Этот любительский театр был домашним и просуществовал до XVIII в., когда в затейливых деревянных хоромах разместился двор царицы Прасковьи Фёдоровны (вдовы царя Ивана V Алексеевича). Об одном из спектаклей, состоявшемся в 1722 г. в Измайлове, дошел любопытный отзыв голштинского камер-юнкера Ф.В. Берхгольца: «Сцена была устроена весьма недурно, но костюмы актеров не отличались изяществом… Спектакль состоял не из чего иного, как из пустяков». Подобные представления сопровождались оркестром из барабанов, гобоя, литавр и труб.

С Измайловом связаны многие знаменательные события. В льняном амбаре обширного Измайловского хозяйства юный Пётр I нашёл легендарный ботик — «дедушку русского флота». В окрестностях села проходили потешные учения. Однако теперь в Измайлове не проводится грандиозных работ — напротив, Пётр I ликвидирует стекольный завод и переводит местных стеклодувов в Воробьёво.

Облик усадьбы, сформировавшийся во второй половине XVII в., почти не меняется. Гравюра Ивана Зубова 1729 г., изображающая въезд в Измайлово императора Петра II, показывает на заднем плане величавый Покровский собор, Съезжий двор, церковь Иоасафа, деревянный дворец с затейливым бельведером наверху.

В хоромах на «острове» провела детство императрица Анна Иоанновна, настолько полюбившая эту подмосковную, что назвала Измайловским новый гвардейский полк, сформированный в Петербурге. В начале своего царствования, в 1730 и 1731 гг. она часто посещала Измайлово. Если пребывание было длительным, то нередко в Измайлове решались все важные государственные дела. Память об этом хранит второе название Мостовой башни — Сенатская, во втором её ярусе собирался Сенат, высший совещательный орган при императрице.

По приказанию Анны Иоанновны в Измайлове в 1731 г. заводится новый обширный зверинец со множеством животных разных пород. Из далеких мест привозили оленей, лосей, туров, изюбров. Из Кабарды и Ирана доставили дикобразов, кабанов, китайских коров, диких ослов, сайгаков.фазанов и даже обезьян. Эти и другие животные разместились на обширной площади более чем в сто десятин. Помимо зверинца в Измайлове в XVIII в. имелись большие Псарный и Птичий дворы.

При императрице Елизавете Петровне измайловскую заповедную рощу прорубила проезжая просека, которую сегодня знают как Главную аллею. Она начиналась прямо у «острова», а кончалась у дворца фаворита Алексея Разумовского в Перове. Там стоял пышный деревянный дворец, спроектированный в 1747 г. для обер-егермейстера и временщика знаменитым Ф.Б. Растрелли. Неподалеку, в Измайловском лесу, красовался деревянный охотничий замок (1745) — другое произведение этого великолепного зодчего.

Царствование Екатерины II стало печальной вехой в истории Измайлова. Опустевшие хоромы на «острове» ветшали, и в 1765 г. был объявлен указ о разборке деревянного дворца, исполненный довольно скоро. По приказанию императрицы выполнили его макет, находящийся ныне в музее «Коломенское», и обмерочный план. Тогда же «по ветхости» был уничтожен каменный мост XVII в., связывавший «остров» с берегом. Остатки обширного хозяйства оказались в запущении и разрушались. Сады, пруды и мельницы стали сдаваться в аренду частным лицам. В 1826 г. был ликвидирован измайловский зверинец.

Само село Измайлово в XVIII в. постепенно сокращалось в размерах. Если в 1760-е годы здесь значилось 133 двора, то к 1800 г. — только 121 двор с 753 душами обоего пола. Из ведения Тайного приказа оно перешло сначала в Приказ Большого Дворца (1676), затем под управление Главной дворцовой канцелярии. При Павле I было учреждено Удельное ведомство, куда отошло Измайлово с остатками обширного хозяйства. Описание 1800 г. отмечает за поселением «ветхий каменный дворец… казенные риги, при которых берёзовая роща; при том селе зверинец, при котором три регулярных сада и два пруда; имеются олени и кабаны».

Еще в 30-е годы XIX в. Измайлово оставалось для москвичей чем-то вроде места уединения, романтических размышлений и ностальгии по ушедшим временам. Эти настроения передает пейзаж Измайловского «острова», выполненный К.Ф. Бодри. Человек в плаще и цилиндре указывает на разрушающийся Покровский собор, Мостовую башню и остатки дворцового комплекса. Кругом — необработанная земля, пустырь с одиноко стоящим деревцем.

Кто знает, как бы сложилась судьба Измайлова, если бы император Николай I не посетил в 1837 г. подмосковную вотчину своих предков. В этом году исполнялось четверть века Отечественной войне 1812 г., и по желанию царя здесь была основана Военная богадельня. Первоначальное её устройство стало возможно благодаря вкладу князя Гагарина и другим пожертвованиям, так что, по мнению государя, она имела «на будущее время достаточные средства к исполнению благодетельных видов своего предназначения».

Сооружение богаделенных корпусов началось в 1839 г. по проекту архитектора К.А. Тона. В 1849 г. был торжественно освящен главный трехэтажный корпус, включивший в себя здание Покровского собора. Этот проект до сих пор вызывает немало нареканий со стороны искусствоведов, прежде всего потому, что не вяжется с архитектурой собора. Также при сооружении корпуса были разобраны северное и южное крыльцо древнего здания.

Измайловская богадельня строилась на протяжении двух десятилетий. Под руководством К.А. Тона на месте прежнего дворцового каре встали служебные корпуса Военной богадельни, стилизованные под русскую архитектуру XVII в. Зодчий провел реставрацию древних памятников Измайлова — Покровского собора, церкви Иоасафа, Мостовой башни, усадебных ворот, да так, что последние вошли в издания по русской архитектуре именно в тоновском исполнении. С именем Измайловской богадельни связаны страницы творчества и другого крупного русского архитектора XIX в. — М.Д. Быковского. В 1856—1859 гг. по его проекту на «острове» возводится одноэтажный корпус для семейных инвалидов в стиле эклектики. Перед собором был возведен фонтан, поблизости разбит парк, а главный въезд к «острову» украсили чугунные ворота.

Историк И.М. Снегирев, посетивший богадельню в 1858 г., оставил в своём дневнике похвальный отзыв: «Ездил в Измайлово, где осматривали… помещения инвалидов, удобные и опрятные, больницу, аптечку, библиотеку, столовую, убранную прекрасными портретами царскими, мраморным бюстом Николая I… Кушанье здоровое, сытное и вкусное. Кажется, здесь все придумано, чтобы доставить призреваемым покой и удобство в жизни». Всех призреваемых насчитывалось 420 человек. В 1859 г. богадельня приобрела соседнюю дачу Виноградный сад, где были устроены огороды и парники.

Но Военная богадельня не определяла всю жизнь Измайлова. Это обширное подмосковное село все больше становилось промышленным пригородом. Особую известность во второй половине XIX в. приобрела Измайловская ткацкая мануфактура, выросшая из небольшой фабрики, с середины века принадлежавшей англичанину Ричарду Гиллю. Это было одно из наиболее крупных предприятий в Московском уезде, оборудованное современной по тем временам зарубежной техникой. К 1885 г. на фабрике числилось 1545 рабочих, при ней имелись больница и харчевная лавка.

Измайлово было крупнее соседних сёл и по количеству населения к концу XIX в. уступало лишь Черкизову. В 1858 г. здесь считали 154 двора, а в 1869 г. — уже 266 дворов, 3 каменных здания, 10 лавок, 7 питейных домов, 3 трактира, бумагопрядильную и 5 ткацких фабрик, отбельный завод и мельницу. В конце этого века население Измайлова перешагнуло за двухтысячную отметку и в 1898 г. составило 2011 человек. Относительно высокая по сравнению с окрестными селениями грамотность крестьян объяснялась существованием здесь училища.

Фотографии Измайлова, сделанные на исходе XIX в., показывают большое село со множеством деревянных домов и изгородями. Современное фабричное производство соседствовало с убогим бытом сельчан, занимавшихся выращиванием картофеля, овса и ржи. В конце века, когда границы города стали приближаться к Измайлову, близ фабрик разбили на улицы местность бывшего Измайловского зверинца, которая начала интенсивно застраиваться. Еще в 1880-е годы, по свидетельству очевидца, здесь «производится постройка дач, земля под которые отдается на долгосрочное время в аренду». Если к 1900 г. население этого уголка составляло всего 105 человек, то по переписи 1926 г. это уже обустроенный посёлок с 2223 жителями, фабриками, амбулаторией и двумя школами.

Само село Измайлово к 1926 г. насчитывало 2449 жителей. Оно практически сливалось с городом, пока, наконец, в 1935 г. официально не вошло в черту Москвы, став частью Сталинского района. В 1930 г. часть Измайловского заповедного леса была превращена в парк культуры и отдыха им. Сталина (ныне «Измайлово»). Интенсивное жилищное строительство началось сразу после войны, в конце 1940-х годов, первоначально силами пленных немцев и румын. Так образовался уютный окраинный московский район Парковых улиц. Вскоре и территория бывшего села застроилась многоэтажными домами. Рядом встали сооружения спортивного комплекса «Измайлово».
Черкизово

В состав Измайловской вотчины помимо самого Измайлова входили и другие селения. Самым крупным из них являлось Черкизово.

Ныне это часть города, причём не окраинная: на метро ехать от Кремля не более 20 минут. Большая и Малая Черкизовские улицы, Штатная горка, Архиерейский пруд — всё здесь говорит о старинном селе.

Черкизово, судя по всему, получило название по первому своему известному владельцу, которым был царевич Большой Орды Серкиз, выехавший в Москву при Дмитрии Донском. Видимо, Серкиз выехал на Русь с весьма значительным состоянием и смог на него приобрести обширные владения. Только в Подмосковье известно четыре села с этим названием (два из них вошло в черту Москвы).

На новой родине он крестился, а его сын Андрей в 1380 г. был одним из воевод русских войск на Куликовом поле. Здесь же он погиб смертью храбрых. Скорбя о его кончине, автор «Задонщины» поэтично писал: «То ведь не туры побиты у Дона великого, а посечены князья русские, и бояре, и воеводы великого князя Дмитрия Ивановича. Полегли, побитые погаными татарами, князья белозерские… да Андрей Серкизович… и много иных из дружин».

Считалось, что впервые «Серкизовское» упоминается в завещании митрополита Алексея, передававшего его вместе с другими сёлами московскому Чудову монастырю, в котором говорилось: «Даю святому великому архангелу Михаилу и честному его Чюду село Жилинское, Серкизовское, Тюфтецевское, Никола святый на Сосенке, Рамение, что есмь купил у Ильи у Озакова». Обычно этот документ историки датировали 1377 г. и полагали, что именно с этого времени Черкизово стало собственностью Чудова монастыря. Но в последнее время выяснилось, что эта грамота — подделка середины XV в. Только с этого времени можно говорить, что село стало монастырским. Об этом же говорит жалованная грамота великого князя Василия Тёмного.

Черкизово быстро стало центром крупной вотчины Чудова монастыря в Васильцове стану. За счёт покупок и обменов обитель округляла свои владения. В 1549 г. у Алексея Даниловича Басманова монахи купили за 300 рублей сельцо Хороброво с деревнями и угодьями. Эта купля была приписана к Черкизову. А вскоре в нем появляется храм во имя пророка Ильи. В середине XVI в. к селу тянуло шесть селец, 29 деревень со 129 крестьянскими дворами и две пустоши. Расцвет вотчины был обусловлен тесными связями монастыря с царём, который часто бывал здесь. В 1564 г. Иван IV ездил в Черкизово, «и тешился там не один день, и станы его были там», — сообщает Никоновская летопись. Чудовского архимандрита Левкия царь считал «своим богомольцем». Через три года царь подтвердил старинные права обители жалованной грамотой, а в 1568 г. обменял «Чуду св. Михаила» соседние земли, некогда принадлежавшие князю Ивану Лыкову, в результате чего черкизовские владения заметно округлились.

Писцовая книга 1573 г. рисует Черкизово обширной вотчиной, простиравшейся на север до современных Мытищ, а на юг доходившей до Измайлова. В нее входило два сельца, 8 деревень и 38 пустошей, образовавшихся на месте прежних однодворных деревенек. Некоторые из этих пустошей значились еще на картах XIX в.: Купреяново, Коровкино, Пантелево, Александровская. Место других по картам можно восстановить по названию окрестных болот — Елинская, Свистягинская и др. Само же село Черкизово, центр всей этой округи, располагалось по обоим берегам речки Сосенки. На холме возвышалась Ильинская церковь, а рядом стоял монастырский двор, населённый холопами. Крестьянские дома теснились вдоль реки. Пашня делилась на три доли — монастырскую, крестьянскую и церковную (местного храма). Она была «среднего» качества, а основное богатство составляли покосы по берегам речки. Их было заметно больше, чем в окрестных селениях. «Меж села и деревень» шли рощи и перелески. На речке стояла водяная мельница, одна из трех этой обширной вотчины.

В Смутное время село было разорено. Писцовые книги 20-х годов XVII в. отмечают уничтоженную церковь, монастырский двор, «а в нем живут монастырские детеныши» (слуги), и называют в селе всего два крестьянских и два бобыльских двора. К1646 г. их число увеличилось до десяти, но два из них пустовало. Крестьяне носили характерные прозвища: Щербаченин, Шпенок, Шадра, Волчонок, Наседкин. Среди бобыльских упомянут двор монастырского портного мастера.

В XVII в. происходит заметное сокращение размеров черкизовской вотчины. К селу тянуло лишь четыре деревни: Колошина, Алымова, Соболина и Демина. И то две последние в 1658 г. официальным порядком были «взяты… со крестьяны» по желанию государя к соседнему дворцовому селу Измайлову. Переписная книга 1678 г. застает в селе 24 двора (87 человек) и монастырский двор, где жили 8 человек монастырских детёнышей. Доминанта поселения — деревянная Ильинская церковь, сгоревшая в Смутное время, была восстановлена к 1646 г. Чертёж Измайлова и окрестностей середины XVII в. показывает её с шатровым верхом и небольшой главкой, крытой лемехом. Рядом с ней нарисован Черкизовский пруд.

Благодаря соседству Черкизова с царскими вотчинами в Преображенском и Покровском село нередко посещали цари. В1619 и 1622 г. в его окрестностях охотился Михаил Фёдорович, а в 1657 г. в черкизовской церкви слушал божественную литургию царь Алексей Михайлович. В 1690 г. на месте прежней деревянной освятили новую каменную церковь. Это было небольшое квадратное в плане сооружение с сомкнутым сводом и одной алтарной апсидой. Одноглавый храм выдержали в устаревшем стиле середины XVII в., украсив «всякою лепотой». Сказалась монастырская «консервативность». Детальная опись храма дошла от 1701 г. Из нее узнаем, что при церкви был северный придел Алексея митрополита и «колокольня каменная с пятью колоколами». Южный Крестовоздвиженский придел возвели уже позднее, в XIX в. Позднейшие переделки сильно исказили облик церкви. В 1821 г. были пристроены четыре боковые главки, уничтоженные в конце XIX в. Тогда храму пытались придать первоначальный вид — старую колокольню сменили на массивную и тяжеловесную в «русском стиле», которая «забивала» основной объем (церковь находится на ул. Штатная горка, 17).

В конце XVII в. Черкизово оказалось вовлечённым в бурные события начала царствования Петра I В 1698 г. в селе под стражей содержались арестованные стрельцы, ожидавшие допросов в Преображенском приказе.

По переписи 1715 г., в селе находилось 18 крестьянских дворов, двор нищенский и двор солдатский — население заметно сократилось по сравнению со второй половиной предшествующего века. Упоминается и монастырский двор, в котором, согласно документу, «живут монахи, переменяясь по присылке из монастыря». В 1764 г. село было секуляризировано и поступило в ведение Коллегии экономии. Крестьян обложили годовым оброком в полтора рубля с ревизской души. Местное население всё более занималось ремёслами — ткачеством и прядением, заводя ткацкие станы. Об этом говорит старинная песня:

Во селе, селе Измайлове
Во присёлочке, во Черкизове,
У дуба зелёного
Сидит девка, что ягода.
Точит пояс разных цветов
Семи шелков.

За Чудовым монастырем оставлено было лишь подворье, мельница в три жернова и незначительные угодья. На холме для обслуживания архиереев поселили Штатную слободку, по которой это место стали называть Штатной горкой. При слободке с 60-х годов XVIII в. существовала небольшая богадельня, возобновленная в 1819 г. митрополитом Серафимом. Она существовала еще в начале XX в., вплоть до её упразднения после событий 1917 г. Призревались тут только женщины, причём их число редко превышало 20 человек.

В конце XVIII в. Павел I отдал Черкизово в командорственное владение митрополиту Платону (Левшину). Село в ту пору не считалось особо крупным — в нём состояло 25 дворов. Платон стал часто бывать в Черкизове, облюбовав подворье к северу от церкви. По преданию, именно на этом месте стоял двор святителя Алексея, хотя впервые подворье, отдельное от монастырского двора, названо в переписной книге 1646 г. Спустя 120 лет оно было отстроено митрополитом Тимофеем, а в 1819—1820 гг. обновлено викарием Августином. Оно представляло собой деревянный особняк на каменных подвалах, с мезонином и террасой, обращенной к селу. На классическом фронтоне были изображены принадлежности архиерейского сана и образ Саваофа. Внутри, по описанию середины XIX в., было довольно скромное убранство: немного мебели, недорогие обои, печи из расписных изразцов. Главное украшение составляли старинные иконы и портреты, из которых выделялось изображение Петра I При доме имелись аллея, роща и регулярный сад, обнесённый каменной стеной. С другой стороны шёл живописный берег Черкизовского пруда.

В 1868—1870 гг. подворье было перестроено в стиле эклектики архитектором В.Н. Корнеевым. Строение было одноэтажным, а второй ярус надстроили позднее. Терраса парадного фасада формами была обращена к итальянскому Возрождению. Дом украсили ажурной резьбой. Заказчиком являлся митрополит Иннокентий (Вениаминов), которому приписывают общий замысел проекта.

Это была очень интересная личность. Митрополит проявил себя выдающимся православным проповедником в Русской Америке. Он изучал быт и нравы алеутов, создал для них азбуку и перевёл на их язык Священное Писание. Хотя в 1867 г. Россия и продала свои американские владения, добрая память о святителе до сих пор сохраняется в США. В музее Форт-Росс неподалеку от Сан-Франциско рассказывают, как в бытность епископом Алеутским Иннокентий часто посещал эти места, налаживая культурные контакты с местными жителями. На Аляске создан Национальный исторический парк, где показывают «дом русского епископа», причисленного Православной церковью к лику святых. В конце своей жизни св. Иннокентий нередко приезжал в Черкизово. Позднее здесь митрополит Макарий создавал свою «Историю русской церкви».

В XIX в. после изъятия Александром I «командорственных» имений Черкизово значилось казённым. Его население росло очень быстрыми темпами, а само оно превращалось в промышленный пригород первопрестольной. По словам современника, местность представляла собой «одну большую фабрику», так что «не будь заставы, нельзя было бы понять, где кончается Москва и где начинается Черкизово». В основном это были небольшие текстильные и красильные предприятия по берегам Хапиловского пруда, вырытого в 1710 г. на среднем течении реки Сосенки, в южной части села. Они имели, как правило, всего несколько десятков рабочих. Наряду с машинным широко использовался ручной труд. В 1869 г. в собственно Черкизове числилось 36 дворов, два каменных дома, 14 лавок, 7 питейных домов и 4 трактира. В 1881 г. упомянуто 43 двора. Перепись 1897 г. заносит Черкизово в пригороды Москвы, определяя его население в 8993 человек обоего пола. Менее чем за 5 лет эта цифра увеличилась на треть и на 1902 г. составила 11879 человек.

В 1861 г. на кладбище при церкви Ильи Пророка был похоронен знаменитый московский юродивый Иван Яковлевич Корейша (1783—1861), которого долгое время почитали как местночтимого святого. О его популярности говорит тот факт, что образ Корейши запечатлен в произведениях Н.С. Лескова («Маленькая ошибка») и Ф.М. Достоевского («Бесы»).

Окончательно в состав Москвы Черкизово вошло в начале XX в., когда новой границей города стала Окружная железная дорога. Здесь появилось порядка 50 улиц и переулков, некоторые из которых были очень малы. Например, на небольшом пространстве Штатной горки умещалось три переулка. Главной магистралью была Большая Черкизовская, именовавшаяся также Преображенским шоссе, делившая село на северную и южную части. Её украшала липовая аллея.

Ещё в 20-е годы XX в. здешние жители сохраняли прежний уклад жизни. Каменных домов было немного и преобладали деревянные. Многие держали мастерские и мелкие предприятия: были ткачами, сапожниками, портными. Среди них имелись люди разных национальностей и вероисповеданий. Православные, старообрядцы, хлысты, иудеи мирно уживались друг с другом. Последние в начале 1920-х годов построили молельню на Прогонной (Халтуринской) улице, ныне не существующую.

Разросшееся Черкизово остро нуждалось во втором православном храме. Закладка каменного здания состоялась в 1913 г., но лишь в 1918 г. он стал действовать. Строительство происходило со сбоями: не хватало денег, мешали события в стране. Церковь была названа Введения «на платочках», ибо основными жертвователями были местные ткачи. По своей архитектуре храм живо напоминал Воскресенскую церковь в Сокольниках. Не хватало лишь пышности и великолепия последней. Введенский храм простоял в Аптекарском (ныне Зельеве) переулке всего 16 лет. Его снесли в 1934 г.

Массовое жилищное строительство началось в Черкизове с 1960-х годов. Оно во многом изменило местность. Но до сих пор рядом с высокими многоэтажными домами видны старенькие кирпичные постройки — свидетельства ушедшей эпохи.
Колошино

Другим селением, входившим в состав Измайловской вотчины, была деревня Колошино. Её название ныне никак не отражено в топонимике на востоке современной Москвы, а территорию прежнего селения пересекли Щёлковское шоссе, Амурская и Тагильская улицы.

В сохранившихся источниках Колошино впервые упоминается в 1552 г. как сельцо, принадлежавшее московскому Чудову монастырю. Из-за утраты массы документов этой обители ранняя история данного селения остается для нас неизвестной. Можно лишь предположить, что название сельца происходит от прозвища «колоша». Вероятно, его носил родоначальник известной среди русских дворянских родов фамилии Колошиных. Но дошедшие об этом роде сведения восходят не ранее начала XVII в., и поэтому установить время возникновения селения и перехода его в руки монахов пока не представляется возможным.

В Смутное время начала XVII в. Колошино было разорено, и писцовая книга 1627 г. именует его пустошью. К 1646 г. сельцо возродилось вновь, но теперь это была деревня в 7 крестьянских и 3 бобыльских двора. С течением времени Колошино сокращалось и угасало. В 1678 г. оно состояло уже из 4 дворов, а к 1711 г. и вовсе запустело. В 1764 г. колошинские земли, входившие в состав владений соседнего села Черкизова, были секуляризированы у Чудова монастыря государством и поступили в ведение Коллегии экономии.

В конце XVIII в. Павел I отдал Черкизово митрополиту Платону на правах «командорственного» держания. Предприимчивый иерарх возродил пустующую деревню. К 1800 г. в Колошине считалось 14 крестьянских дворов с 88 душами обоего пола. Но теперь оно располагалось у оживленной Стромынской дороги, а не на старом месте у реки Сосенки. Крестьяне содержались на оброке. «Для своего употребления и на продажу» они пряли лен и ткали холсты.

Александр I в начале своего царствования вернул «командорственные» имения государству. Колошино стало числиться казённым. Население его медленно росло. К середине XIX в. здесь находилось 30 домов, в 1869 г. их стало 45, а в 1881 г. — 47.Однако к 1898 г. их количество заметно увеличилось и составило 78 изб. Среди взрослых мужчин к 1881 г. 30% владело грамотой, что почти вдвое превышало средний показатель по губернии. При этом своей школы в деревне не было, и учиться ходили в соседние Измайлово и Гольяново. В 1869 г. в селе упоминаются две лавки, питейный дом и фабрика.



а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
DominiCanesДата: Понедельник, 20.12.2010, 09:43 | Сообщение # 2
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
Геральдическое описание герба

Щит московской формы скошен слева. В золотом поле красный грифон, держащий зеленую виноградную гроздь. В голубом поле ботик натурального цвета с развевающимися флагами на мачтах, на серебряном парусе которого изображен черный вензель Петра I.

Объяснение символики герба муниципального образования Измайлово


Красный грифон в золотом поле, как основной элемент родового герба Романовых, символизирует расположение в Измайлове подмосковного дворца и усадьбы царя Алексея Михайловича Тишайшего.

Зеленая виноградная гроздь символизирует то, что в царской усадьбе проводились получившие широкую известность сельскохозяйственные эксперименты, в том числе по выращиванию винограда.

Исторический ботик в голубом поле символизирует зарождение в Измайлове русского флота, величие задуманной и осуществленной Петром I идеи о превращении России в морскую державу.

Описание флага муниципального образования Измайлово

Флаг муниципального образования Измайлово представляет собой двустороннее, прямоугольное полотнище с соотношением сторон 2:3.

Полотнище флага разделено диагонально из нижнего угла, прилегающего к древку.

В верхней, желтой части помещено изображение красного грифона, держащего зеленую виноградную кисть. Габаритные размеры изображения составляют 1/4 длины и 7/16 ширины полотнища. Центр изображения находится на расстоянии 1/6 длины полотнища от бокового края полотнища, прилежащего к древку, и на расстоянии 5/16 ширины полотнища от верхнего края полотнища.

В нижней, голубой части помещено изображение светло-коричневого ботика с развевающимися флагами, на белом парусе которого изображен черный вензель Петра I. Габаритные размеры изображения составляют 2/5 длины и 1/2 ширины полотнища. Центр изображения находится на расстоянии 1/4 длины полотнища от бокового края полотнища, противоположного древку, и на расстоянии 5/16 ширины полотнища от нижнего края полотнища.
ЯндексДирект



а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
DominiCanesДата: Понедельник, 20.12.2010, 09:46 | Сообщение # 3
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
История возникновения топонима Измайлово
Древнее подмосковное село Измайлово известно с конца XIV века. В те далекие времена здесь, неподалеку от новой Владимирской дороги, начинался дремучий лес, который тянулся в сторону восхода солнца многие десятки километров и постепенно переходил в знаменитые муромские леса. На опушке леса и было расположено подмосковное Измайлово. В основе этого географического названия, по-видимому, лежит фамилия Измайлов.

Сама фамилия — русская, но, как и тысячи других, образована от нерусского, заимствованного из другого языка личного имени. Не стоит этому удивляться: практически у всех народов Европы, в самых известных европейских странах, очень мало таких личных имен, которые по происхождению являются чисто французскими, чисто немецкими, чисто английскими и так далее. У многих тюркоязычных народов преобладают также не чисто тюркские имена, а, например, арабские или иранские. Все это обусловлено прежде всего религиозными причинами. Разве кто-нибудь сейчас может сказать, что для русского языка не характерно использование имени Иван? Наоборот, оно встречалось и встречается сейчас довольно часто и иногда служит даже как бы обобщающим наименованием для русских. Иван — русское имя по его употреблению, по его функционированию в русской речи (произношению, изменению по падежам). Если же мы начнем подробно выяснять историю имени, то узнаем, что оно было заимствовано русичами, восточными славянами вместе с православием из греческого языка. В нем имя имело другой облик — Иоанн. В греческий же имя Иоанн попало из древнееврейского языка, где имело форму Иоханан. Оно представляло собой целую древнееврейскую фразу, которую можно перевести на русский язык как «Бог благоволит». Через христианскую религию имя Иоханан (Иоанн) попало не только в русский, но и во многие другие языки мира. Своеобразными «родственниками» русского имени Иван выступают: английское имя Джон, немецкое Иоханнес, Иоганн, французское Жан, итальянское Джованни, шведское Юхан, датское Йенс, испанское Хуан, арабское Юханна и другие.

Так и русское имя Измаил (церковная форма — Исмаил) корни свои ведет из древнееврейского языка: Йишмаэл означало у иудеев «услышит Бог». Еврейское имя было заимствовано и арабами, и англичанами (Ishmael — Ишмаэль), и итальянцами (Ismaele — Измаэле), и другими народами и культурами. В русской же разговорной речи оно исстари приобрело характерную форму — Измайло.

Некоторые исследователи связывают название села Измайлово с родом бояр Измайловых, однако достоверных свидетельств этому нет. Историк XIX века И. М. Снегирев допускал возможность иного происхождения, иной мотивировки этого топонима. Вот что он писал в своей работе «Воспоминания о подмосковном селе Измайлове, старинной вотчине Романовых», изданной еще в 1837 году:

«Доселе наверное не известно, от чего получило свое название Измайлово, принадлежавшее к Васильцову стану и упоминаемое в писцовых и приправочных книгах 1571 и 1574 годов. В Нижегородской губернии есть село Измайлово, откуда, по большей части, переселены были крестьяне на это место царями Михаилом Федоровичем, Алексеем Михайловичем и Федором Алексеевичем, которые обратили свое родовое увеселительное поместье в образцовое хозяйственное заведение».

Таким образом, это название могло быть перенесенным топонимом; в системе русских географических названий известны многие сотни и даже тысячи подобных случаев. Даже в нашей небольшой книжке вы найдете такой пример — московское название Лубянка было перенесено в наш город переселенными сюда жителями Новгорода.

Тем не менее все же существуют некоторые данные о том, что в XVI веке село действительно принадлежало роду бояр Измайловых. Происхождение самого рода Измайловых представлено в родословной кратким сообщением о том, что «...к великому князю Олегу Игоревичу Рязанскому выехал от племени ханска муж честен и храбр именем Шай, а по крещении названный Иоанном, со многими людьми. Внук сего Шая, Измаил Прокопьевич, имел праправнука Артемия Ивановича Измайлова, который был у царя и великого князя Михаила Федоровича в окольничих и послан великим послом в Польшу и Литву». Эта родословная опубликована в начале XIX века в книге «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи».

Молодой московский царь Иван Васильевич, вошедший в русскую историю под именем Грозного, создавая себе надежную опору из ближних бояр и дворянской молодежи, одарил около тысячи человек подмосковными поместьями и вотчинами. Своему шурину, Никите Романовичу Юрьеву, царь дал две вотчины в Васильцовом стане Московского уезда — за селом Измайловом числились три деревни: Софроново, Меленки и Брюхово. А за селом Рубцовом — шесть: Хапилово, Черницыно, Сырково, Абрамцево, Кобылино и Орефцево.

Интересна история топонима Хапилово. На карте современной Москвы уже давно нет деревни Хапилово. Однако долгое время существовали восемь Хапиловских улиц. Сохранился Хапиловский пруд, а сторожилы района должны помнить и речку Хапиловку — приток Яузы, ныне забранную в трубу, как и многие другие московские речки и ручьи. Все эти названия восходят через наименование населенного пункта — деревни Хапилово — к антропониму, к русскому прозвищу Хапило. В давние времена предприимчивый мельник, носивший прозвище Хапило (означавшее не что иное, как просто «хапуга»), построил на том месте, где сливались речки Сосенка и Серебрянка, свой двор и плотину с водяной мельницей. Потом здесь выросла деревня, которую начали называть Хапилово и Хапиловской, а от нее уже пошли наименования речки, моста, нескольких улиц и даже Хапиловских бань.

После войны со шведами царь Алексей Михайлович решил устроить в Измайлове образцовое хозяйство. Из села Дмитровского Колдомской волости Костромского уезда за одно лето в Измайлово было переселено более 700 крестьянских семей. Так появилась слобода Колдомка, на месте которой в Измайлове сейчас проходит Никитинская улица — бывшая улица Колдомка. Топоним этот мог быть связан с физико-географической характеристикой данной местности. Сравните его, например, со словом колдоба (его вы можете найти в словаре В. И. Даля) и с другими, ему родственными — со значениями «котловина, ямина, налитая водою в разлив или от ключей», «ухаб», «глубокая рытвина». Эта версия не стала единственной: топонимист Р. А. Агеева считает, что не исключается и более древнее происхождение топонима Колдомка — угро-финское, а не русское, славянское. Сама же Никитинская улица получила свое имя в 1930 году в честь Гавриила Никитина, рабочего фабрики «Измайловская мануфактура», участвовавшего в вооруженном восстании в декабре 1905 года.

Село Измайлово было огромной царской вотчиной. Здесь существовали большие плодовые сады, огороды и оранжереи, в которых выращивались даже дыни, арбузы, виноград и хлопок. Здесь же размещался зверинец, где были собраны редкие звери и птицы. О его существовании сейчас напоминают названия нескольких улиц и переулков Измайловского Зверинца, а также Зверинецкой улицы. Тут же вырос стекольный завод, были возведены различные дворцовые постройки.

Село Измайлово издавна славилось ткацким промыслом. К середине XVIII столетия вокруг петровского Хамовного (ткацкого) двора, по берегам Яузы и речки Хапиловки стояли во многих местах еще шерстяные и шелкоткацкие заведения. Почти в каждой крестьянской избе работали ткачи-кустари, раздавался стук одного-двух станов. Развито было и рукоделие. Об этом напоминает и старинная песня:

Во селе, селе Измайлове,
Во приселочке —
Во Черкизове
У дуба зеленого
Сидит девка, что ягода,
Точит пояс разных цветов,
Семи шелков.

Шерстоткацкая фабрика купца Ивана Курдюкова, открытая впоследствии в деревянном здании на восточной окраине села Измайлова, явилась родоначальницей огромной Измайловской мануфактуры, в просторечии именовавшейся Измайловкой.

Давно исчезло подмосковное село Измайлово, его территория вошла в черту города. Как это часто бывает, название населенного пункта превратилось в несколько внутригородских топонимов. Нет ныне села Измайлова, но есть Измайловская улица, Измайловский проспект, Измайловская площадь, Измайловское шоссе, Измайловский проезд и даже улица Измайловский Вал (которая возникла на месте небольшого участка бывшего Камер-Коллежского вала, примыкавшего к Измайлову). Хорошо известен и любим москвичами Измайловский парк. Есть и две станции московского метрополитена — «Измайловская» и «Измайловский парк».

К северу от Измайловского парка проходят шестнадцать почти параллельных улиц. Это — топонимическое свидетельство, хотя и не лучшее, большого труда московских строителей, которые создали здесь большой и удобный жилой район. За свою близость к лесопарковому массиву улицы эти были названы Парковыми — от 1-й до 16-й Парковой.

Одна из центральных магистралей современного Измайлова — Сиреневый бульвар. Официальное присвоение названия ему состоялось 1 марта 1960 года. Связано оно с тем, что неподалеку от бульвара находится сиреневый питомник, а вдоль самой магистрали посажаны кусты сирени. Этот новый топоним удачно вписался в общую и традиционную систему московских внутригородских названий.

Но Измайлово не избежало и появления названий, ярко характеризующих советское время, типа Первомайская, Верхняя и Нижняя Первомайские улицы (названы после 1917 года) и Советская улица (1956 год), пустых и лишенных какой бы то ни было индивидуальности «производственных» наименований типа Заводской проезд (он идет параллельно Измайловскому проспекту, был так назван в 1940-е годы) и мемориальных топонимов, то есть названий-посвящений типа Щербаковская улица (наименование получила в 1922 году в честь коммуниста-революционера Петра Щербакова) и площадь Викторио Кодовильи (названа в 1970 году в честь председателя компартии Аргентины и деятеля международного рабочего движения).

Поскольку подобные топонимы явно выпадают из общей картины измайловской топонимии, скажу несколько слов о мемориальных городских топонимах в целом. Одним из основных и характерных топонимистических изменений советской эпохи стало возникновение десятков тысяч мемориальных топонимов и названий-посвящений, названий-символов. Возьмите хотя бы наименования самих населенных пунктов в Центральной России: Воровский, Гагарин, Дзержинский, Загорск, Калининград, Ленино, Ленинец, Менделеево, Ногинск, Некрасовский, Свердловский, Сеченево, Чехов, Чкалов и так далее. В период расцвета культа личности Сталина эта тенденция доходит до полного абсурда. В романе А. И. Солженицына «В круге первом» мы находим образное сатирическое описание культа личности в наименованиях советского времени: «Имя этого человека склоняли газеты земного шара, бормотали тысячи дикторов на сотнях языков, выкрикивали докладчики в началах и окончаниях речей, выпевали тонкие пионерские голоса, провозглашали во здравие архиереи. Имя этого человека запекалось на обмирающих устах военнопленных, на опухших деснах арестантов. По имени этому во множестве были переназваны города и площади, улицы и проспекты, школы, санатории, горные хребты, морские каналы, заводы, шахты, совхозы, колхозы, линкоры, ледоколы, рыболовные баркасы, сапожные артели, детские ясли — и группа московских журналистов предлагала также переименовать Волгу и Луну».

Но я бы хотел обратить ваше внимание на то, что мемориальные названия, то есть такие топонимы, которые официально утверждаются специальным указом для увековечивания и прославления ушедшего из жизни человека (и тем более — здравствующего), вовсе не являются частью традиционной русской топонимии. Наоборот, для нашей культуры они нехарактерны, нетрадиционны: до событий 1917 года мемориальные названия населенных пунктов, улиц, площадей были единичными. Среди названий городов — Екатеренбург, Екатеринодар, Павловск, Николаевск, Александрополь и некоторые другие, среди наименований улиц и площадей — метафорические образования типа Екатерининская улица, Николаевская улица и им подобные. Однако не следует приписывать и большевикам изобретение мемориальной топонимии. Модели и формы уже были. Вот они:

Династические имена: Ярослав (князь) ® город Ярославль (город Ярослава, «Ярославский» город); Николай I, Николай II ® Николаевск, Новониколаевск.

Династическая фамилия: Романовы ® Романов-на-Мурмане.

Имена святых (небесных покровителей): св. Петр ® Санкт-Петербург; св. Елизавета ® Елизаветград.

Фамилиарные имена (имена родственников): Екатерина, жена Петра I ® Екатеринбург.

Глориальные (т. е. славящие имена героев).

Приведу суждение профессора В. П. Нерознака, высказанное им в публикации «Движение за возвращение исторических названий»: «основой для топонимистического новояза послужил набор десятка имен, включая псевдонимы профессиональных революционеров-марксистов, возглавлявших государственный переворот и перенявших власть. В стране произошла топонимистическая катастрофа, трагические последствия которой — тотальное уничтожение исторических названий. Можно уточнить: такой случай уже был и его можно назвать прецедентом «Александр Македонский в купальне Дария». После первой блестящей победы над Дарием Александр сказал своим сподвижникам: «Пойдем, смоем пот битвы в купальне Дария!» «не Дария, а Александра! — воскликнул один из друзей царя. — Ведь собственность побежденных должна не только принадлежать победителям, но и называться по их имени» (Плутарх. Александр и Цезарь, XX).

Но все же в топонимии Измайлова — в отличие от других районов столицы — не так болезненно ощущаются последствия советского периода истории нашей страны.

Любопытно, что топоним Измайлово — через название известного российского воинского подразделения — стал основой наименования проспекта в Петербурге. Измайловский проспект находится там между набережными реки Фонтанки и Обводного канала. Сама эта магистраль начала формироваться еще в 1762 году; в те времена это была дорога, которая проходила через слободу Измайловского полка. Позже на ее месте возник Вознесенский проспект, частью которого к началу XX века стал Измайловский проспект. Измайловский полк дислоцировался в этой части Петербурга в течении почти двухсот лет, но название получил именно по старинному подмосковному селу Измайлову.

А вот небольшой город Измаил на Украине, в Одесской области, некогда — знаменитая турецкая крепость Измаил (которую штурмом взяли русские войска под представительством А. В. Суворова в 1790 году, что во многом обеспечило перелом в русско-турецкой войне), по своему имени — лишь дальний «родственник» московского Измайлова. Топонимы эти объединяет через многочисленные исторические ступени и преобразования все тот же самый древний общий источник: личное имя Йишмаэл-Измаил.



а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
DominiCanesДата: Понедельник, 20.12.2010, 09:47 | Сообщение # 4
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
Остров создан в 1660-е годы, когда село Измайлово и входившие в его состав деревни, пустоши, леса и пашни стали дворцовым хозяйством царя Алексея Михайловича. Измайловский остров был парадным центром вотчины. В 1670-1680-е годы на нем выстроили величественный архитектурный ансамбль, включавший пятиглавый Покровский собор, многопролетный каменный мост с Мостовой башней и Государев двор. Уникальный комплекс частично сохранился до наших дней. Наряду с постройками XVII века здесь находятся здания Николаевской военной богадельни 1830-1850-х годов.

"Первая царская ферма", предвосхитившая экономические преобразования петровского времени, давно привлекает историков.

Вплоть до XIV века к востоку от Москвы простирался огромный бортный лес. Он принадлежал слуге великого князя Ивана Калиты, некому Васильцу. На полянах и опушках леса жили княжеские бортники, зверовщики, тетеревники. В XV веке лес частично вырубили, на местах порубок возникли селения, пашни. Обширная земля объединилась в Васильцев стан Московского уезда.

По территории стана между Стромынской и Владимирской дорогами и протекала речка Серебрянка, которая в разное время звалась также Робкой, Фобкой или Измайлоикой. Она брала начало из лесного болота южнее Владимирки.

Исследователи топонимики древней Москвы считают, что в основе названия села лежит фамилия его первых владельцев. В Московском государстве было два дворянских рода с такой фамилией. Первый вел начало от Ивана Шаи, наместника золотоордынского хана Батыя.

В 1256 году бывший наместник перешел на службу к рязанскому князю. Внук Шаи носил имя Измаил, а его потомки стали зваться Измайловыми. Один из них в 1492 году удачно сражался под московскими знаменами против литовцев, за что и мог получить поместье вблизи Москвы.

Второй род Измайловых происходил от литовского князя Марка Демидовича, который в XIV веке был на службе у князя Ивана Михайловича Тверского. Его правнук Измаил стал родоначальником других Измайловых.

Отчетливо история Измайлова прослеживается со второй половины XVI века. В 1550 году молодой царь Иван IV решил поселить в Московском уезде "избранную тысячу"— 1070 дворян, составлявших опору царской власти. "Лучшие люди" в любой момент могли быть вызваны в Москву — для ответственных поручений. В "избранную тысячу" вошел и младший брат царицы Анастасии Романовны, окольничий и дворовый сын боярский Никита Романович Захарьин-Юрьев. Иван IV щедро одарил "волостьми и селы" шурина и его мать Ульяну Федоровну.

По данным писцовой книги 1573—1574 годов, в Васильцевом стане за Никитой Романовичем значилось вотчинное село Измайлово с деревнями Софроново, Мелепки, Брюхово и прилегают к ним пашнями и сенными покосами. В Измайлове он отдыхал от ратных дел, наблюдал за хозяйством, охотился.

Никита Романович Захарьин-Юрьев умер в 1586 году оставив семерых сыновей. По имени деда, Романа Юрьевича Захарьина, они стали носить фамилию Романовы.

Родство Романовых по женской линии с царской семьей, популярность в народе внушали серьезные опасения Борису Годунову. В 1599 году Романовых обвинили в замысле отравить царя. Старший брат Федор Никитич был насильно пострижен в монахи под именем Филарета. Остальных братьев лишили имущества и отправили в заточение. Погибли в ссылке Василий, Александр, Михаил. Младший брат — болезненный Иван Никитич, по прозвищу "Каша". После двух лет ссылки он вернулся в Москву и прожил в отдалении от царского двора до самой смерти Бориса Годунова.

При Лжедмитрии I Ивану Никитичу Романову была возвращена родовая вотчи на в селе Измайлове. Постепенно в "великое московское разорение" село у двух оживленных дорог опустело, обезлюдели и соседние деревушки, заросли пашни.

С избранием на русский престол Михаила Романова Иван Никитич стал одним из самых близких к царю лиц и немедленно взялся за восстановление разрушенного хозяйства.

В 1640 году Иван Никитич умер, оставив сыну, Никите Ивановичу, не только подмосковное Измайлово, но множество других владений и большие денежные средства. Современники считали Никиту Ивановича "первым богачом после царя".

Алексей Михайлович вступил на престол, когда экономика страны все еще была подорванаСмутой. Россия медленно выходила из состояния опустошения. Особенно тяжело восстанавливалось сельское хозяйство в обезлюдевших центральных уездах.

Работы по устройству необычной для патриархальной Руси хозяйственной вотчины начались в 1663 году и в Измайлове. Здесь предполагалось превратить сельское хозяйство в товарную отрасль и наладить мануфактурные производства. С полей, огородов, садов и скотных дворов Измайлова должно было поставляться продовольствие к царскому столу.

Важную роль в устройстве измайловской вотчины играл один из самых близких к царю людей, боярин Артамон Сергеевич Матвеев. Работавший "без устали, не мешкая", Матвеев представлял новый для средневековой Руси тип государственного деятеля. Он наблюдал за церковным строительством на Острове и в Ивановском приселке, опекал садовников — иноземцев, следил за присылкой растений из Украины. Его активный, напряженный труд был далек от идеалов православной старины.

Сотни десятин земли расчистили под пашню. На первый посев взяли отборное зерно из закромов патриарха, но в последующие годы посевного зерна было достаточно, им снабжали и близких ко двору помещиков. Вместо обычной в XVII веке трехпольной системы запашки в дворцовых селах внедряли пятиполье. Сеяли не только привычные для Подмосковья рожь, овес, яровую пшеницу, ячмень, гречу, лен, мак, но и редко встречавшиеся яровую пшеницу, полбу, просо, коноплю. На границах полей строились скотные дворы, риги, гумна, амбары.

Нужны были рабочие руки, и царь повелел поселить в Измайлове около тысячи крестьянских семей из дворцовых волостей Костромского, Владимирского, Алаторского уездов. Переселенцы обосновались на пустоши Хоругово. Она стала называться Новым селом Измайловым или Новой слободой. Сейчас это застроенный многоэтажными домами район Никитинской улицы и части Сиреневого бульвара. До наших дней здесь хорошо сохранилась пятиглавая каменная церковь Рождества Христова. Ее композиция и детали наружного убранства типичны для московского зодчества последней трети XVII века.

Мысль о заведении стеклянного производства в Измайлове царь Алексей Михайлович вынашивал, по-видимому, еще в 1650-х гг., судя по его распоряжениям 1б5б-1б57 гг. комиссионеру, англичанину Ивану Гебдону, "вывести к Москве из Веницеи золы лутчей. в чем скляничные всякие суды делать на хрустальной цвет..." и прислать "земли, в чем делается веницейское стекло" и "мастеров склянишных самых добрых".

Практически замысел царя начал осуществляться в 1668 г., когда на реке Серебрянке стали строить плотину и завод; который уже в 1669 г. выпустил первые изделия. В 1670 г. на заводе появляются мастера-"веницейцы" Ловис Моэт, Ян Арципухор, Питер Балтус, Индрик Лерин. Они прибыли, очевидно, из нижнерейнских земель; "веницейцами"' жe их называли потому что они работали в манере венецианских стеклоделов. Благодаря им сформировались первые художественные традиции русского стеклоделия; у них обучались русские мастера, многие из которых впоследствии открыли собственные стекольные заводы.

В Измайлове выпускали в основном изделия "про обиход Великого Государя", т.е. для дворцовых нужд и царских подарков разным лицам. Ассортимент их, упоминаемый в документах, поражает изобилием форм (сулеи, кувшины для воды и цветов, ставцы, кружки, братины, чарки, кубки "с кровлями" и без них, рюмки, стаканы, фляги, блюда, тарелки, блюдечки, котлики, ведерки, мухоловки, сковородки, лампадки, подсвечники, чернильницы, кадочки, трости, аптекарские "скляницы", "потешная посуда") и разнообразием фактур (чешуйчатая, витая, сетчатая, клетчатая). Некоторые изделия украшались гравировкой, ма- стером которой был Матиас Ульман, или позолотой (самым известным "золотописцем" был Дмитрий Степанов).

В 1710 г. Измайловский стеклянный завод был передан в Аптекарский приказ и перешел на производство исключительно аптечной посуды, время его закрытия точно неизвестно. Завод существовал и после 1711 г., но уже не был центром русского стеклоделия, который к этому времени переместился в Петербург. Однако влияние Измайловского стекла сказывалось на протяжении всего XVIII в. как в работах профессиональных мастеров-стеклоделов, так и в изделиях народных мастеров. Отовсюду призывались в образцовое хозяйство лучшие знатоки своего дела.

Измайловский мост построили в начале 1б70-х годов. Его длина — 106,5 м., ширина — 10,65 м. Основу моста составляли две параллельные кирпичные стены с арочными проемами для прохода воды. Для предохранения устоев моста в половодье вокруг 14 столбов набили мощные деревянные сваи и сделали подсыпку из щебня. Основания столбов, облицовка арок и парапета были белокаменными, парапет украшали цветные изразцы. Проезжую часть сделали из бревенчатого настила, закрытого плахами "байдашного теса". На берегу Острова мост заканчивался трехъярусной Мостовой башней, служившей предмостным укреплением.

В 1767 году Измайловский мост был разобран, до наших дней от него сохранилась лишь Мостовая башня на берегу Серебряного пруда. Ее композиция напоминает некоторые башни Московского - Кремля. Два квадратных в плане убывающих четверика венчает широкий восьмерик с шатром. Нижний ярус башни прорезан тремя широкими арочными проездами. Сквозной, с юга на север, обращен к Покровскому собору; коленчатый, с юга на восток, вел некогда к Измайловской плотине и мельнице Серебрихе.

В первом и втором ярусе башни размещались стрелецкие караульни. Роль дозорной площадки выполняло гульбище над большим четвериком. Третий ярус служил колокольней Покровского собора. Отсюда мог быть подан и сигнал тревоги. Несмотря на суровое крепостное назначение, Мостовая башня нарядно декорирована. Особенно богаты наличники второго яруса — в виде кубышкобразных полуколонок, висячих гирек и кокошников. Гульбище и малый четверик сохранили пояса ширинок из цветных изразцов, изображающих райских птиц, павлинов, индюков среди листьев с ягодами и цветами. На углах малого четверика помещены дымовые трубы от утраченных печей в большой сводчатой палате второго яруса. Судя по описи 1687 года, венчающий башню шатровый восьмерик имел семь колоколов церковных, один колокол боевой и часы с перезвоном. Сейчас проемы, где находились колокола и часы, закрыты окнами.

Изразцы, изображающие певчих и домашних птиц, составляли традиционный декоративный элемент русской архитектуры середины XVII в.

Одновременно с Мостовой башней на месте деревянной Покровской церкви строился каменный пятиглавый Покровский собор. 15 мая 1671 года думный дворянин Артамон Сергеевич Матвеев заключил подряд с артелью каменщиков из костромских и ярославских сел. Артель возглавляли Григорий и Федор Медведевы. Поволжские мастера работали под руководством московского подмастерья каменных дел, стрельца Ивана Кузнечика.

Строителям было предписано взять за образец Покровский собор в Александровой слободе. Но, повторяя схему четырехстолпного александровского собора и формы его позакомарного покрытия, мастера возвели здание, лишь отдаленно напоминающее праобраз. Собор в Измайлове без подклета, со ступенчатыми всходами с трех сторон. Четверик завершен пятью мощными главами. Только их луковичная часть имеет высоту 18 м. Вся же высота Покровского собора — 57 м.

"Освященное пятиглавие", внушительные размеры сближают Измайловский храм с Успенским собором Московского Кремля, архитектурный образ которого трансформировался в большинстве городских и монастырских соборов XVI— XVII веков.

В 1673 году выходцы из Белоруссии ценинные мастера Игнат Максимов и Степан Иванов (Полубес) украсили верхнюю часть собора рельефными полихромными изразцами. Широкий карниз, центральные закомары и шеи глав заполнил фриз из 18 отдельных элементов под названием "павлиний хвост", "павлинье око", "репьи". Рапорт орнамента напоминал "глаз" на конце хвоста павлина или бутон распускающегося репейника. Такой рисунок распространен в привозных рытых бархатах и аксамитах церковных облачений и богатой светской одежды. Боковые закомары сплошным ковром устилают изразцы из белой, желтой, зеленой эмали и коричневой глазури. На ярких, будто залитых солнцем, плитках изображены крупные цветы — ромашки, гвоздики, львиный зев.

К внутренней отделке Покровского собора привлекли живописцев и резчиков Оружейной палаты, ярославских, костромских и московских кормовых иконописцев, монахов Троице-Сергиева монастыря. Над пятиярусным тябловым иконостасом работали известные мастера резного дела Степан Зиновьев и Клим Михайлов, живописцы Василий Пузыревский, Иван Кислевский, Артемий Сазонов, Федор Свидерский, Карп Золотарев, Карп Иванов. Василий Познанский и другие. Храмовую икону "Покров Богоматери" написал Федор Зубов. Сергей Рожков выполнил "над сторонними дверьми стенное письмо на стенах".

В центре четырехстолпного собора стояло расписное патриаршее место, обитое зеленым сукном. Между западной парой столпов были устроены хоры для членов царской семьи.

Торжественное освящение храма совершил 30 сентября 1679 года патриарх Иоаким в присутствии царя Федора Алексеевича.

В 1839 году Покровский собор существенно пострадал. На его северном и южном фасадах разобрали два высоких крыльца и к стенам вплотную пристроили два корпуса богадельни; еще один корпус выстроен у алтаря собора. В XX веке утрачено внутреннее убранство храма: от его иконостаса уцелели лишь десять сильно поврежденных икон из пророческого и праотеческого рядов.

При Алексее Михайловиче на Острове все еще стояли старые боярские хоромы. Строительство же нового Государева двора началось в 1676 году, когда на русский престол вступил царь Федор Алексеевич.

При нем было завершено строительство Покровского собора. При нем же была сооружена двухэтажная домашняя церковь царевича Иоасафа (1678 г.), примыкавшая к Государеву двору.

Слабый и болезненный юный государь правил страной только шесть лет. Но это был широко образованный человек, проявлявший особую склонность к искусству архитектуре. В его царствование надстраивались башни Московского Кремля, перестраивались Кремлевский дворец и его домовые церкви, мастерские палаты, завершено строительство приказов, возводились загородные резиденции на Пресне, в селах Алексеевском и Воробьеве.

Общий архитектурный замысел Измайловского Государева двора принадлежал еще царю Алексею Михайловичу Прямоугольный в плане закрытый двор размещался к западу от Покровского собора. В его юго-западной части предполагалось выстроить деревянный дворец с каменной домовой церковью, а по периметру каре расположить каменные служебные постройки.

Хоромы и храм во имя индийского царевича Иоасафа были выстроены в 1676 - 1681 годах.

Как сообщают письменные источники, двухэтажный дворец рубили "из муромского красного брусья в ус". Несколько отдельно стоящих клетей объединялись сенями и переходами. В 1687 году, когда сделана одна из первых подробных описей села Измайлова, дворец состоял из хором царей Ивана и Петра Алексеевичей, столовой палаты, "двойни" царевны Софьи, "четверни" царицы Натальи Кирилловны и "семерни" царевен.

Оригинальность и новизна композиции, изысканное белокаменное убранство придавали храму особую гармонию и красоту. Еще в начале XX в, путешественники восхищались этим замечательным памятником Измайлова. ИАБунин писал о нем: "храм Иоасафа, нежно сиявший в небе среди голых деревьев позолотой, узорами, зеленью глав, в небе, которое было особенно прекрасно от кое-где стоявших синих и лазурных уголков". Увы, сегодня мы не можем полюбоваться церковью Иоасафа: она разделила участь тысяч храмов, варварски разрушенных в годы советской власти.

25 февраля 1700 года дворец в Измайлове горел и в 1702 году был отстроен почти заново. Изображения нового дворца есть на известной гравюре Ивана Зубова "Измайлово": это уже не отдельные хоромы, а геометрически правильный компактный объем, завершенный башенкой с куполом и двуглавым орлом; каменный подклет дворца выкрашен "под кирпич", брусчатые стены покрыты белилами, наличники — ярью-медянкой, кровля — мумией.

Государев двор занимал всю центральную часть Острова. Каменная ограда с парадными Передними и Задними воротами и службы по периметру двора были построены в 1682— 1683 годах.

До наших дней сохранились парадные Передние и Задние ворота с шатровыми башенками. Когда-то башенку Передних ворот, ведущих с Государева двора к Покровской церкви, украшали голландские куранты, У ворот находились караульные помещения. В 1840-х годах по проекту К.А. Тона был заново сделан высокий парапет над нижним проездным ярусом.

Архитектура ворот производит двойственное впечатление. В решении первого яруса ощутимо влияние западноевропейской архитектуры барокко. Широкий проезд располагается строго по центру нижнего яруса. Узкие боковые входы размещены симметрично по сторонам от него. Значение центрального входа подчеркнуто двумя парами белокаменных колонн на высоких четырехгранных постаментах. Гладкие колонны крепят и углы нижнего яруса. На сдвоенные колонны опирается архивольт, повторяющий арку главного входа. Такое дублирование конструктивной и декоративной арки широко использовалось в архитектуре барокко.

Архитектурное решение второго яруса архаично. Строго по центру ворот поставлен восьмерик, завершенный шатром с окнами-слухами. Форма граненых восьмерика и шатра, треугольные наличники окон полностью принадлежат старомосковскому зодчеству. Такая стилистическая неоднородность в архитектуре одного сооружения наглядно иллюстрирует процесс освоения европейских традиций в московском зодчестве последней трети XVII столетия.

Волею обстоятельств, главными жительницами Измайловского дворца были женщины. Царь Алексей Михайлович имел многочисленное семейство. От первого брака на Марии Ильиничне Милославской родились восемь дочерей и пятеро сыновей. Шесть оставшихся в живых дочерей "отличались крепким, здоровым сложением". Одна из них, царевна Софья Алексеевна, была, по словам современника, "великого ума и самых нежных проницательств, больше мужеска ума исполненная дева". После смерти брата царевна Софья стала регентшей при малолетних царях Иване V и Петре I.

Петр I бывал в Измайлове эпизодически. Для семьи же его брата царя Ивана Алексеевича Измайлово было главной загородной резиденцией. В 1696 году Иван V умер, и здесь осталась его вдова, царица Прасковья Федоровна (урожденная Салтыкова) с тремя дочерьми — царевнами Екатериной, Анной и Прасковьей. Измайлово стало приобретать черты обычной летней резиденции, в которой царило умиротворенное бездействие.

4 февраля 1728 года в Москву на коронацию прибыл Петр II. После торжеств император не спешил возвращаться в северную столицу Двор обосновался в Москве, власть перешла к старой аристократии, в первую очередь, к Долгоруковым. В переезде двора из Петербурга не последнюю роль сыграли старые подмосковные охотничьи угодья. С февраля 1728 года по ноябрь 1729 года царь-подросток провел на длительных охотах 243 дня, почти 8 месяцев. А ведь были еще и мелкие выезды на 2-3 дня. "Где уж тут думать об ученье, о занятиях государственными делами!".

Окрестности Измайлова часто были объектом его поездок. 19 января 1730 года император Петр II умер. С ним пресеклась мужская линия рода Романовых. Верховный тайный совет принял решение пригласить на русский престол Курляндскую герцогиню Анну Иоанновну.

24 апреля 1730 года она короновалась в Москве, а уже 4 июня переехала в Измайлово "для препровож-дения там летнего времени". Здесь стали лагерем гвардейские Преображенский и Семеновские полки, батальон кавалергардов и четыре пехотных полка. По приказу императрицы создается третий в России гвардейский полк, получивший название Измайловского. В него были набраны офицеры "из лифляндцев, курляндцев и прочих нацей иноземцев", а также из русских дворян.

Лейб-гвардии Измайловский полк вписал немало славных страниц в историю русской армии. Особенно он отличился при взятии Очакова в 1788 году, в Отечественную войну 1812 года, в сражении при Кульме 1813 года, в битве за Горный Дубняк во время Русско-турецкой войны в 1877году.

При Анне Иоанновне в Измайловском лесу к югу от Острова был создан большой придворный зверинец, просуществовавший до 1826 года. На территории Измайловского лесопарка до сих пор сохранились валы загонов для лосей и зайцев.

Постройки же на самом Острове с 1730-х годов стали использоваться под жилье егерей, сокольничих, псарей и конюхов. К очередному приезду императоров дворец и церкви наскоро ремонтировались и подновлялись. Однако постепенно строения пришли в полный упадок. В 1770-е годы вслед за каменным мостом были разобраны деревянные хоромы, и от дворца остался лишь камен- ный подклетный этаж.

Вскоре судьба Измайловского острова, как и других московских и подмосковных древностей, изменилась. Победа в Отечественной войне 1812 года вызвала общий подъем патриотических настроений, сформировала представление о Москве как о национальном центре.

В ноябре 1837 года, находясь в Москве, император определил будущее Измайловского острова. Накануне 25-летнего юбилея победы над армией Наполеона Николай I принял решение о строительстве в Измайлове военной богадельни.

Проектирование и наблюдение за строительством было поручено К.А. Тону. По его плану к Покровскому собору 1б71-1б79 годов были вплотную пристроены с трех сторон главные трехэтажные корпуса богадельни. Таким образом он был превращен в домовый храм, и немощные ветераны могли легко посещать богослужения. Реставрация Покровского собора и строительство корпусов велись с 1839 по 1849 год. Освящение собора и корпусов состоялось в присутствии императора 12 апреля 1849 года. Открылась же Измайловская Николаевская военная богадельня 19 марта 1850 года.

В 1840-1850-е годы основательно реставрировались Мостовая башня, Передние и Задние ворота и церковь царевича Иоасафа. В нижнем этаже храма, где раньше был престол во имя Всех Святых, устроен придел в честь небесной покровительницы императрицы Святой царицы Александры, а также парадные комнаты, на случай приезда в богадельню государя и членов великокняжеской семьи. Все обветшавшие строения Государева двора были разобраны.

Новое строительство в границах бывшего Государева двора продолжалось более десяти лет. В 1855-1856 годах на месте царского дворца 1702 года по проекту М.Д. Быковского был построен корпус для семейных инвалидов (Офицерский).

В 1859 году разбит сквер перед Покровским собором, а в его центре установлен чугунный фонтан. Тогда же, на средства купца Сорокина, выстроены и Чугунные ворота, оформляющие въезд в богадельню со стороны Серебряного пруда.

После 1917 года военная богадельня была закрыта, и с 1926 года по начало 1970-х годов здесь существовал рабочий городок.



а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
зуверДата: Понедельник, 20.12.2010, 13:01 | Сообщение # 5
Главный анти-утрепщик Заброхи
Группа: Ветеран Заброхи
Сообщений: 371
Статус: На забросе
Факт под этим районом много подземных ручьев и рек особенно в лесу


 
DominiCanesДата: Четверг, 27.01.2011, 15:07 | Сообщение # 6
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
Измайловская аномалия

Его связывают то с имением Петра I, то относят к средневековью, а иногда считают созданием инопланетян. Уникальное Строкинское укрепление находится за 16-й Парковой улицей в восточной части Природно-исторического парка "Измайлово" рядом с Московской кольцевой автодорогой. Если бы ее провели на пару сотен метров западнее, укрепление ушло бы необследованным, но нам повезло. Укрепление, хотя и сильно пострадало в 20 веке, в частности от частично занимающего его по сей день Измайловского совхоза декоративного садоводства, но в целом сохранилось.
Строкинское укрепление представляет собой сочетание кольцевого и радиального валов и глубокого рва, заполненного водой. Нетрудно представить, какие усилия потребовались от его создателей-крестьян, чтобы привезти сюда огромное количество земли, распланировать местность и выкопать ров. Кольцевой вал грандиозен – он имеет диаметр более полукилометра (!) при высоте два метра и ширине 20 метров. За его пределами находились четыре радиальных вала. Два из них сохранились полностью, еще от одного уцелел фрагмент длиной 70 метров. В центральной части пространства, окруженного кольцевым валом, находится круглый плоский остров, окруженный рвом, заполненным водой. Это один из самых эффектных отечественных археологических объектов.

Хотя изучение Измайлова началось достаточно давно и очень крупный круглый объект в районе бывшей деревни Строкино (именно по ней получило свое условное название укрепление) значился на многих схемах и картах, в частности на известной схеме расположения объектов измайловской вотчин 2-й половин XVII века, составленной в 1955 году историком В.П.Кругликовым на основании архивных документов, никого он не интересовал и никто не пытался искать его в натуре. Сначала этому способствовало расположение памятника в лесу, которым заросло первоначально открытое пространство вокруг него. Устройство совхоза декоративного садоводства, за забором которого оказалась значительная часть объекта, не улучшило ситуацию, а напротив сделала его малодоступным, не говоря уже о его не самом лучшем использовании. Только десять лет назад, в 1999 году (!), московская археологическая экспедиция Института археологии РАН в ходе разведок, производимых в этом районе, выявила Строкинское укрепление, что называется, в живую!

Поскольку Строкинское укрепление памятник беспрецедентный, как по размерам и не имеющий аналогов в России по геометрическим очертаниям, то версий о его происхождении много, причем нередко они самые фантастические. Апологеты аномальных явлений вообще связывают это сооружение с инопланетянами. Якобы это один из их стационарных, "долгоиграющих" кругов внеземного происхождения, которые с непонятными целями разбросаны в разных частях нашей планеты. Кстати, к таким объектам аномальщики относят знаменитый Стоунхендж в Англии.
Не слишком убедительной кажется и гипотеза московского археолога Н.В.Ненарокова, который склонен думать, будто это укрепление построили в XIII веке русские войска для контроля стратегически важного направления возможного татаро-монгольского удара. Очень странное для него место, особенно с учетом того, что татары традиционно приходили к Москве с юга, а не с востока, не говоря о спорности датировки памятника.
Н.В.Ненароков отнес возникновение объекта к ХIII веку. Понятно, что чем раньше датировка памятника, тем он круче, однако серьезных данных для такой атрибуции нет никаких, даже археологических. Археологические раскопки на территории укрепления пока ограничиваются пробным шурфом 1999 года Тогда были обнаружены только два фрагмента белоглиняной керамики последней четверти XV-конца XVI веков. Однако они могли изначально оказаться в земле, используемой для сооружения укрепления, т.е. результаты раскопок недостаточны для его датировки.
Пока только архивные данные позволяет предположить возможное время возникновения памятника. На чертеже этой местности, датируемом 1654-1665 годами из фондов Российского Государственного архива древних актов, показана «Афанасья Ивановича Матушкина деревня Строкино», но укрепления на нем нет. Это выглядит логично, частному лицу незачем заниматься таким крупномасштабным земляным строительством, а при всей условности чертежей XVII в. масштаб объекта такой, что его сложно не заметить создателям чертежа.
Еще один архивный чертеж, не имеющий точной датировки, явно относится ко времени включения Строкина в состав Измайловской вотчины царя Алексея Михайловича. На нем впервые изображен внешний контур укрепления. Кроме того, на чертеже есть помета: «От пруда до Строкинского отрубу ХО сажен», т.е. 670 сажен или 1427 метров. Пруд – это несуществующий ныне Ивановский пруд на речке Измайловке (Серебрянке), он был ликвидирован в середине 19 века при строительстве нового Владимирского шоссе, а отруб в данном случае – внешний контур укрепления. Следовательно, его возведение можно условно отнести к периоду активного строительства в Измайловской вотчине, который начался в 1663 году и продолжался до 1688 года. Именно тогда в ней проводились грандиознее земляные и строительные работы: строились многочисленные плотины и пруды, переселено село Измайлово, создана царская усадьба и т.п.
Огромный архив измайловской вотчины, хранящийся в составе Российского Государственного архива древних актов идеальное место для дальнейших архивных поисков по истории Строкинского укрепления. Однако его большой объем затрудняет эти поиски. Поэтому пока остается надеяться на счастливый случай…
В краеведческой литературе укрепление связывают с именем Петра I и называют Петровскими валами, якобы это была одна из его потешных крепостей, наподобие существовавших в Преображенском, и в Кожухове, и в Семёновском. Эта информация просочилась и в официальные документы. Аннотация к гербовой эмблеме района «Восточное Измайлово» говорит о том, что изображенный на ней серебряный треугольник «…символизирует главную историческую гордость, земляные валы, сохранившиеся от крепости петровских времен». В распоряжении Правительства Москвы от 19 июня 2007 года № 1223-РП «О мерах по сохранению и развитию усадьбы «Измайлово» Строкинское укрепление названо фортификационными сооружениями Петра I.
Тем не менее, петровская эпоха достаточно исследована и среди мест, где Петр I устраивал баталии своих потешных войск, деревня Строкино не значится. И очень уж оно большое для просто «потешной крепости» - полкилометра в диаметре. Строить такое только для разовой забавы – мартышкин труд! Да и Петровскими валами укрепление называется совсем по другой абсолютной прозаической причине, просто оно находится на территории Петровского лесопарка, являющегося частью Природно-исторического парка "Измайлово".
Все эти версии лишь завуалированная констатация того факта, что об объекте известно очень мало и скудость источников, заставляет исследователей прибегать к собственной фантазии.

Первоначальная цель строительства объекта, очевидно, более прозаическая, чем это представляется краеведам и серьезным исследователям. На схеме В.П.Кругликова на территории укрепления показано здание Скотного двора, т.е., видимо, это и была первоначальная функция этого комплекса, а валы должны были способствовать тому, чтобы животные, содержащиеся в огромном царском скотном дворе, не разбредались. Получается, что это самый старый и самый большой усадебный скотный двор, дошедший до нашего времени. Косвенно об этой функции объекта свидетельствует и наличие больших полей, тогда окружавших его – идеальных мест для пастбищ.
Со временем скотный двор был упразднен и хозяевами его территории и валов стали военные. Вот тогда он и стал укреплением, но не боевым, а учебным.
Однако когда это произошло сказать пока сложно. Во всяком случае, на карте Военно-топографического депо, составленной в 1860 году по обмерам 1852-1853 годов, этот объект отмечен как "Бывшее лагерное укрепление".

Аналогично он назван на плане земельной дачи «Измайлово, Щитниково и Ивановское» 1786 года, т.е. не использовался уже в екатерининскую эпоху.
Слово «лагерное» позволяет предположить, что в течение некоторого времени здесь в летнее время постоянно устраивался лагерь воинских частей, в котором, в частности, производились учения, а Строкинское укрепление было полигоном для них. Рискнем предположить, что оно могло быть связано с формированием в 1730 г. лейб-гвардии Измайловского полка, получившему свое название по Измайлову и в 1731 г. переведенному в Петербург…
Московское правительство после долгих дебатов приняло за основу рабочий вариант территориальной схемы развития парка "Измайлово". Строкинское укрепление предполагается реконструировать и приспособить к современному использованию. Оно может стать идеальным местом для военных реконструкторов, реконструирующих, как средневековье, так и петровскую эпоху. «Бывшее лагерное укрепление» по сути возобновит свою военно-учебную функцию и в Москве появится новое атрактивное место для праздников!

Прикрепления: 1600524.jpg(173.5 Kb)


а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
DominiCanesДата: Воскресенье, 06.02.2011, 16:01 | Сообщение # 7
A/Dm-in
Группа: Невидимые наблюдатели
Сообщений: 1366
Статус: На забросе
Скрин с карты Генштаба 1968 года. Интересный рельеф



Вид осенью с забора









Прикрепления: 8090674.png(1.88 Mb) · 2855198.jpg(87.5 Kb) · 7870721.jpg(94.6 Kb) · 4202600.jpg(111.4 Kb) · 5906249.jpg(95.5 Kb) · 1856977.jpg(36.3 Kb)


а оно вам надо?Мне-нет. Вообще я хочу настоящую розовую гитару с голубыми слонами...
---
Весь флуд перемещается в [Ха]барную Ст[р]ойку
 
крэгДата: Воскресенье, 08.01.2012, 23:47 | Сообщение # 8
Я был в ХЗБ
Группа: Жители
Сообщений: 36
Статус: На забросе
Измайловская аномалия..... там теперь в теплицах, псины завелись, просто так как раньше не погуляешь...и чопы злые а так, там техника убитая, да сторожки заброшенные,но всем желающим могу показать удобную дыру в заборе...
 
Форум » Градоведение » Москва » ВАО - район Измайлово
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright Zabroha.ucoz.ru © 2020
Используются технологии uCoz